«Не хватило буквально нескольких секунд»: 20 лет назад произошла авиакатастрофа над Боденским озером

02.07.2022, 13:00
«Не хватило буквально нескольких секунд»: 20 лет назад произошла авиакатастрофа над Боденским озером

В ночь с 1 на 2 июля 2002 года в небе над Германией пассажирский Ту-154М «Башкирских авиалиний», летевший из Москвы в Барселону, из-за ошибки авиадиспетчера столкнулся с грузовым Boeing-757. Жертвами авиакатастрофы стали 71 человек, в том числе 52 ребёнка из России, летевшие на каникулы в Испанию. В 20-летнюю годовщину трагедии над Боденским озером близкие лётчиков, управлявших российским лайнером, рассказали RT о погибших членах экипажа Ту-154М.

Ровно 20 лет назад в небе над Германией произошла страшная трагедия. Российский пассажирский самолёт Ту-154М, следовавший из Москвы в Испанию, из-за ошибки диспетчера столкнулся с грузовым Boeing-757, принадлежавшим компании DHL. В авиакатастрофе не выжил никто — её жертвами стали 71 человек, в том числе 65 россиян.

Из 60 пассажиров на борту российского самолёта 52 были детьми разного возраста. Почти все они были из Башкирии и летели отдыхать в Испанию по путёвкам от республиканского комитета по делам ЮНЕСКО.

Трагедии предшествовала роковая ошибка — в Москве организаторы привезли детей в аэропорт Шереметьево вместо Домодедова, поэтому на изначально запланированный рейс группа не успела. В итоге всех пересадили на борт Ту-154М, срочно прилетевший ради этого вместе с экипажем из Уфы.

Согласно официальному отчёту о причинах трагедии, российский пассажирский самолёт и грузовой «Боинг» летели над Германией примерно на одной высоте, оба борта координировал диспетчерский центр в Цюрихе. На момент опасного сближения лайнеров у мониторов остался только один диспетчер из двух.

Диспетчер швейцарской компании аэронавигации Skyguide Петер Нильсен следил одновременно за несколькими бортами на двух мониторах — своём и коллеги. Он дал команду российскому экипажу снижаться, а экипажу грузового самолёта — набирать высоту, несмотря на то что система  безопасности на борту обоих лайнеров сигнализировала пилотам, что нужно предпринять обратные действия.

Экипажи разбившихся бортов, согласно правилам полётов того времени, были обязаны в первую очередь выполнять указания диспетчера, а не системы предупреждения столкновения самолётов в воздухе (TCAS), предупреждавшей об опасном сближении лайнеров. Уже после трагического столкновения над Боденским озером правила были изменены, и приоритетными для лётчиков сделали именно команды бортовых систем безопасности. 

После оглашения отчёта о расследовании в феврале 2004 года разыгрался второй акт воздушной трагедии. Петер Нильсен был убит архитектором из Владикавказа Виталием Калоевым, который потерял в авиакатастрофе жену, сына и дочь. Калоева признали ограниченно вменяемым и осудили на восемь лет лишения свободы. В ноябре 2007 года он был освобождён за примерное поведение и вернулся домой. В том же году троим менеджерам Skyguide дали условный срок, одному присудили штраф, а вину ещё четырёх сотрудников компании доказать не удалось — они были оправданы.

Мануэлла, дочь Александра Гросса, командира разбившегося Ту-154М, работала стюардессой в «Башкирских авиалиниях» вместе с отцом.

По её словам, семья у них всегда была «лётная»: мама, Валентина, — бывшая стюардесса, а младшая сестра Мануэллы работала в аэропорту Уфы. Вместе с отцом Мануэлла летала только пару раз — по негласным правилам, родственников в один экипаж обычно не допускают.

Женщина вспоминает, что накануне катастрофы она вместе с сестрой подвозила Александра Михайловича на машине с дачи в аэропорт Уфы.

«И у меня, и у папы тогда был выходной, но у меня на следующий день уже стоял рейс, поэтому мне лететь тогда не предложили», — пояснила Мануэлла.

Со слов дочери погибшего командира экипажа, так как предстоящий рейс в Барселону был внеплановым, экипаж на него набирался из сотрудников, разъехавшихся на выходные. Ничего необычного в этом не было — по правилам нужно, чтобы между полётами весь лётный состав успел отдохнуть.

Первым об авиакатастрофе, по словам Мануэллы, узнал лучший друг отца, его коллега. От него семья пилота и узнала о случившемся.

«Весь аэропорт тогда плакал: и папу, и коллег, что с ним были в том рейсе, все знали, уважали и любили. О пенсии отец даже не думал, собирался летать, пока не спишет медкомиссия. Он побывал во многих странах, облетел всю Россию вдоль и поперёк, — вспоминает Мануэлла. — Но самым любимым местом для него был, пожалуй, родной Белорецк. Он старался бывать там не только в отпуске, но и в длинные выходные. Всегда хотел свой дом за городом и даже начал его строить. А закончили мы его уже после смерти папы».

Дочь Гросса летала на место крушения в июле 2002 года, чтобы опознать тело отца, прилетала в Германию на первую годовщину катастрофы. Мануэлла проработала стюардессой до 2007 года, когда «Башкирские авиалинии» были ликвидированы: «Даже после случившегося с папой я продолжала летать. Понимала, что без неба не смогу. Авиация — это навсегда, там всё по-другому и люди раскрываются совсем по-разному».

Вячеслав Щиглинцев на момент авиакатастрофы работал бортинженером на «Башкирских авиалиниях» и возглавлял профсоюз эскадрильи, из которой был погибший экипаж.

Об авиакатастрофе в небе над Германией он узнал в отпуске из утренних новостей.

«Я тогда был с семьёй в Сочи, отдыхал. Утром собираемся вылетать домой, тут жена видит новости по телевизору, меня зовёт: «Ой, смотри, там ваши!». Я сначала не поверил, — вспоминает в беседе с RT бывший бортинженер. — Я всех их знал. Кого-то лучше, кого-то хуже, периодически мы вместе летали».

По воспоминаниям Щиглинцева, с погибшим коллегой Олегом Валеевым они пять лет проработали на авиационно-технической базе, потом в 1991 году вместе изучали управление Ту-154 в центре лётной подготовки в Ульяновске и вместе поступили в Московский институт гражданской авиации.

«Бортинженер вообще изначально работает на земле, чтобы лучше знать матчасть, всё освоить. И только потом, когда он наберётся опыта, самого достойного берут в небо», — добавил Вячеслав.

С проверяющим с разбившегося борта Олегом Григорьевым и вторым пилотом Муратом Иткуловым он учился управлять Ан-24: по сложившейся со времён СССР практике, сначала будущие члены экипажа проходили управление Ан-2, потом Ан-24, а потом уже Ту-134 или Ту-154.

Из рассказов коллег Вячеслав узнал, что российский экипаж пытался избежать столкновения даже после приказа диспетчера Петера Нильсена начать снижение, хотя в 2002 году систему TCAS только устанавливали в самолёты российских авиакомпаний и на том этапе она использовалась как дополнительный инструмент.

Как объяснил бортинженер, когда между самолётами остаётся 40 секунд, вне зависимости от высоты и скорости набора высоты или снижения экран TCAS мигает жёлтым и показывает, где второй самолёт. А если между лайнерами осталось 15 секунд — экран загорается красным, и программа отдаёт приказ на снижение или набор высоты, чтобы развести самолёты.

— Наш КВС скомандовал: «Ребята, смотрите во все глаза! Он где-то внизу!». Было раннее утро, светало, и они его увидели — слева и снизу. Экипаж отклонил штурвал на себя, но самолёт очень тяжёлый, взлётный вес, если я не ошибаюсь, больше 100 тонн. Не хватило буквально нескольких секунд».

По словам бортинженера, столкновение над Боденским озером было страшным ударом и для авиакомпании: с самолётами «Башкирских авиалиний» до 2002 года не было никаких серьёзных происшествий, а уж тем более с такими потерями. Через пять лет после случившегося компанию ликвидировали, и Вячеслав Щиглинцев вместе с коллегами продолжил работу уже в уфимском отделении компании «Ютейр».

«Летать после случившегося было нестрашно. Есть такой фильм «Спецназ», там как раз есть такая фраза: «А нас этому учили!», — делится Вячеслав. — Я свою лётную деятельность закончил только в январе 2014 года и то только потому, что все Ту-154 у нас сократили в угоду «Боингам». А так бы, может быть, ещё летал».

2 июля 2022 года родственники и друзья погибших в Боденской авиакатастрофе по традиции соберутся на Южном кладбище Уфы, где похоронены 53 из 69 погибших в авиакатастрофе. Для всех собравшихся пройдут православная и мусульманская поминальные службы.

Панихиды по погибшим неоднократно проводились и недалеко от места крушения — в окрестностях немецкого города Юберлинге, где на пшеничном поле установлен мемориал Die zerrissene Perlenkette («Разорванная жемчужная нить»). В его основу легло найденное на месте трагедии жемчужное ожерелье дочери Виталия Калоева Дианы.

Источник: РТ на русском
Интересная новость?
Да 0
Нет 0
Лента новостей