Золотой век русского парфюма

17.06.2022, 19:21
Золотой век русского парфюма

Вторую половину XIX столетия можно смело назвать золотым веком русской парфюмерии. Российскими духами пользовались члены императорской фамилии, они были известны за границей, получали призы на всемирных выставках (например, духи «Персидская сирень» на выставке в Париже в 1889 году). При этом открывали парфюмерное дело на территории России, как правило, иностранцы.

До этого, как утверждают историки, гигиеническую парфюмерию заменяла русская баня, где народ наслаждался парами пахучих трав, обмывался в воде с щелоком и пользовался березовыми вениками. Дворянки пользовались гримом и румянами, подкрашивали брови сурьмой, в ходу были благовония.

После «прорубания» окна в Европу в той же знатной среде появились заграничные напудренные парики, нюхательные соли, косметические помады, знаменитое марсельское и венецианское мыло на основе оливкового масла. Но собственную парфюмерию в России начали делать только в XIX веке.

Первым парфюмером России часто называют русского француза Альфонса Ралле. В 1842 году он перебрался из Франции в Москву, где через год открыл в районе Бутырки небольшую свечную фабрику. Накопив капитал, он расширился, привез оборудование и пригласил специалистов из Европы. Так появилась парфюмерная фабрика «А. Ралле и Ко». Для изготовления духов и одеколонов использовалось только французское и итальянское сырье, состав же духов разрабатывался парфюмером в России.

Российская империя не могла похвастаться масштабным производством парфюмерии, но с приходом Ралле уже в 1855 году любой человек мог приобрести в его лавке духи, одеколоны, мыло, пудру, помады и воск. Причем они были гораздо дешевле французских, не уступая им при этом в качестве. Слава о Ралле пошла по стране, и вскоре он стал официальным поставщиком императорского двора.

Ралле сам руководил разработкой духов, и ему принадлежат некоторые ноу-хау. Так, он создал духи для холодной погоды — нанесенные на кожу или одежду капли на морозе придавали хрустальную нотку букету. «Парфюм де фурор», как были названы духи, быстро завоевали популярность в высшем свете.

Также Ралле придумывал интересные рекламные ходы. Например, заворачивал мыло в рекламный листок. Кроме того, он издавал «Энциклопедию женских рукоделий», в которой рекламировал свою марку. Один из компаньонов Ралле был владельцем хрустального завода, и поэтому парфюм Ралле разливали в оригинальные изысканные флаконы, украшавшие туалетные столики в аристократических домах.

Все это способствовало росту доходов, и к началу ХХ века предприятие Ралле становится лидером на российском рынке духов, мыла и косметики, официальным поставщиком императорских дворов России, Персии и Черногории. К 1913 году в штате компании было 1500 рабочих, а ее капитал составлял 2 млн рублей.

Сам Ралле в конце 1850-х годов уехал на родину из-за болезни, а руководство бизнесом в России взял на себя его соотечественник Эдуард Бо. В 1889 году здесь начинает работать лаборантом его брат, русский француз Эрнест Бо — в начале ХХ века он станет старшим парфюмером фабрики. После Октябрьской революции активы Ралле были национализированы, и компания была восстановлена во Франции. Ее технический директор, Эрнест Бо, в 1920-х годах вывел формулу знаменитого аромата Chanel N° 5.

Молодой француз Адольф Сиу приехал в Москву в 1853 году и через два года открыл на Тверской небольшую кондитерскую. Дело спорилось, и вскоре шоколад, торты и пирожные «Сиу и Ко» заказывали в лучших московских ресторанах. Накопленный капитал позволил французу заняться своим любимым делом — он запустил в Москве парфюмерное производство.

«Высокое качество, низкая цена» — таков был девиз Сиу. Его духи могли позволить себе и небогатые москвички. Они могли купить понравившийся аромат в недорогой бутылочке из стекла. Тот же продукт во флаконах из чеканного серебра предназначался более состоятельным покупательницам. При этом Сиу делал ставку на элегантный и тонкий вкус, его композиции были не сладкими и удушающими, как у большинства производителей в те времена, а легкими и холодными. Особенно популярны были духи «Снегурочка», излучавшие запах, как принято было считать, молодости и чистоты. А самый большой фурор Сиу произвел, выпустив аромат «Свежее сено», в букете которого сумел передать нотки свежескошенной травы и полевых цветов.

К началу ХХ века торговый дом «Сиу и Ко» выпускал более 120 видов духов и 40 разновидностей одеколона. Совокупный оборот фабрики Сиу, включая кондитерское производство, достиг 4 млн рублей в год. Продукция экспортировалась в Санкт-Петербург, Киев, Варшаву, а также в Персию и Китай.

Аптекарь Александр Остроумов начинал карьеру как провизор. Он разработал мыло от перхоти, которое пользовалось популярностью и у простых людей, и у представителей высшего сословия. Вырученные от продажи мыла средства он вкладывал в исследования по разработке косметических лосьонов от угрей, отбеливающих средств для кожи и молодильных кремов. Его главным достижением можно назвать крем «Метаморфоза», который был одним из самых популярных в дореволюционной России, сделав Остроумова родоначальником лечебной косметики. В 1910 году он основал первый в мире Институт врачебной косметики, где разрабатывались и тестировались лекарственные средства для борьбы с кожными заболеваниями.

Духи и одеколоны «Товарищества А.М.Остроумова» были весьма популярны в артистических кругах. Он делал себе неплохую рекламу, рассылая подарочные коробки с лосьонами, кремами и пудрой известным балеринам, актрисам и певицам. Актриса Императорских театров Раиса Рейзен однажды сказала: «Если бы Наполеон душился остроумовским «Наполеоном», Жозефина никогда бы ему не изменяла».

Товарищество Остроумова вырвалось в топ, как сказали бы сегодня, отечественных производителей косметики и парфюмерии, его ароматы продавались в Москве, Санкт-Петербурге, Ташкенте, Одессе, Варшаве и других городах.

После революции 1917 года производство духов, особенно с иностранным капиталом, пошло на спад. Предприятия национализировались, многие парфюмеры уехали или были высланы из молодой Советской республики, технологии были утрачены, а рецепты попросту забыты. Большинство парфюмерных фабрик переориентировалось на выпуск мыла и гигиенических товаров первой необходимости.

На заводе Ралле некоторое время еще выпускали фирменную парфюмерию, но после национализации предприятие превратилось в мыльно-парфюмерный завод № 4. Через некоторое время на его месте открылась государственная мыльно-косметическая фабрика «Свобода», которая до сих пор производит средства гигиены, полюбившиеся не одному поколению советских и российских потребителей.

Александр Остроумов не смог ужиться с новым режимом и эмигрировал, от его предприятия ничего не сохранилось. Фабрика Адольфа Сиу была национализирована и превратилась в бренд «Большевик» — там и сейчас выпускаются кондитерские изделия.

Потрясения, выпавшие на долю бывшей империи в начале века, казалось бы, могли бы вовсе похоронить парфюмерную промышленность, однако Новая экономическая политика помогла возродить три крупнейшие парфюмерные фабрики Москвы и Санкт-Петербурга. В 1924 году возобновился импорт эфирных масел и парфюмерных композиций, и в 1925/26 финансовом году он составлял уже более 400 т (на 150 т больше, чем в эталонном 1913 году).

С конца 1920-х годов под лозунгом «догнать и перегнать капиталистические страны» была создана заново сырьевая база советской парфюмерной промышленности. К 1940 году общая выработка эфирных масел достигала почти 650 т (среди них были кориандровое, гераневое, анисовое, мятное, мускатно-шалфейное), и по ним почти полностью была удовлетворена потребность заказчиков.

Стоит отметить, что многие парфюмерные бренды, появившиеся в СССР и дожившие до наших дней, использовали наследие французских парфюмеров, работавших в России до революции. Так, фабрика «Новая заря», производившая массовую народную парфюмерию, продолжала традиции француза Генриха Брокара, который в 1882 году создал для российских модниц уникальный рецепт «Цветочного одеколона». Кстати, на Всероссийской промышленной выставке 1882 года в Москве Брокар произвел фурор, устроив фонтан из нового одеколона. По замыслу этой своеобразной промоакции, подход к фонтану был бесплатным, а потому посетители не только наносили «Цветочный одеколон» на себя, но и окунали в фонтан шляпки, перчатки, пиджаки.

Главный парфюмер «Новой зари», также француз — Август Мишель, работавший ранее у Брокара лаборантом, — развивал это направление, разрабатывая цветочные запахи на основе гвоздики и ландыша. В 1924 году он создал легендарную «Красную Москву».

Советская парфюмерная промышленность сделала ставку на товары народного потребления, а также на простоту и доступность продукции, но так и не смогла дотянуться до уровня золотого века российской парфюмерии, который пришелся на конец XIX столетия.

Российская парфюмерия, если таковая и оставалась после развала СССР, перестройки и «лихих 90-х», долгое время находилась на задворках рынка, занимая едва ли 2% мирового оборота парфюмерии и косметики. После массового ухода крупных зарубежных брендов в 2022 году многие отечественные изготовители косметики, ранее подавляемые конкуренцией, выражают готовность заявить о себе. Можно ли говорить о возрождении российской парфюмерии?

Сложный вопрос. С одной стороны, российская парфюмерия и косметика продолжала развиваться в новом тысячелетии, часто прячась за надписями «Made in France» или «Made in Italy». Российские производители наблюдали за зарубежными коллегами, пытаясь сочетать инновационные технологии с домашними рецептами, а российские покупатели стали понимать, что национальность бренда не так важна, главное — это соотношение цены и качества. И те и другие осознали, что, например, многие ягоды и растения, произрастающие на территории России, обладают уникальными свойствами.

С другой стороны, настоящее импортозамещение в этой области — это сложный и долгий процесс, потому что отечественная парфюмерия на 95% зависит от импортного сырья. К тому же большая часть формул духов защищена авторскими или патентными правами.

Можно ли запатентовать какой-то определенный аромат? Охраняется ли вообще каким-то законом авторство на духи?

Правовая охрана уникального запаха — это довольно тонкий процесс со своими нюансами. Благодаря экспертам «Онлайн Патент» мы можем с уверенностью утверждать следующее.

Для регистрации обонятельного товарного знака производитель ставит перед собой задачу индивидуализировать товар. При этом запах не должен быть естественным свойством товара — не получится запатентовать запах кожи для обуви или запах фруктов для сока. Он также не должен иметь функциональный характер. Например, духи как ароматизирующее средство обладают определенным запахом, и этот запах не может служить средством их индивидуализации. Обонятельный товарный знак духов Chanel N° 5 не был зарегистрирован, поскольку запах (как товарный знак) должен отличать одни товары от других, а духи — как носитель запаха — в этом случае являются товаром сами по себе. Следовательно, в этом случае товарный знак указывает на вид товара.

Как правило, для регистрации обонятельного обозначения заявитель представляет словесное описание запаха и его точные характеристики, позволяющие ему наиболее полно соответствовать критериям, необходимым для подачи заявки. К этим характеристикам относятся, например, химическая формула соединения, описание состава композиции вещества.

Ингредиентный состав является признаком, который характеризует вещество как объект изобретения, поэтому часто регистрация парфюма проходит по общим правилам патентования изобретений и он охраняется соответственно действующим нормам гражданского права.

Правовой охране также подлежат оригинальный флакон и крышка как промышленные образцы. Согласно п. 1 ст. 4 Закона о патентах на изобретения «промышленным образцом, которому предоставляется правовая охрана, признается художественное или художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид и являющееся новым и оригинальным».

***

Эта статья и многие другие материалы опубликованы на сайте ©IPQuorum — первого в России издания о креативных индустриях и интеллектуальной собственности. IPQuorum — это новый формат работы международного бренда, который организует все самые яркие события мира интеллектуальной собственности и креативных индустрий в России, включая рынок LegalTech и сферы

Источник: Российская Газета
Интересная новость?
Да 0
Нет 0
Загрузка следующей новости
Лента новостей